Версия сайта для слабовидящих

Неугасимый свет

Опубликовано Алексей Оробец в чт, 30.08.2018

Учащиеся объединения «Живое слово» и их родители провели акцию «Мы помним», посвящённую памяти жертв первого массового расстрела мирных жителей Краснодара фашистскими оккупантами 21 августа 1942 года.

Песню свою отправляя в полёт, —
помните!
О тех,
кто уже никогда не споёт, —
помните!
Детям своим расскажите о них,
чтобы
запомнили!
Детям детей
расскажите о них,
чтобы тоже
запомнили!
Р. Рождественский,
«Реквием»
 

В календаре памятных дат Краснодара день 21 августа, вероятнее всего, не значится. Поэтому горожане, спешащие в ранний утренний час по зелёной нарядной Московской и вполне оправдывающей своё название Солнечной, с недоумением поглядывали на небольшую группу школьников и взрослых с цветами в руках. Да и на обелиск у здания АО «Селена» (бывшего завода «Каскад») мало кто из прохожих обращает внимание: он привычно вписывается в ландшафт современного микрорайона, к тому же расположен в стороне от оживлённой трассы и многолюдного тротуара...

Советуем краснодарцам и гостям нашего города открыть любой путеводитель и прочесть в нём информацию, от которой перехватывает дыхание: «Памятник „Братская могила жертв фашистского террора 1942-1943 годов“ находится по улице Московская, 81/3, около Краснодарского приборного завода „Каскад“ <...>, представляет собой памятное сооружение в виде высокой кирпичной стены с надписью: „Вечная память жертвам фашизма“, чуть ниже — пятиконечная звезда, символизирующая чистоту душ, поднимающихся в Небеса. У основания стены табличка с краткой информацией о 7000 мирных жителей, погибших от рук солдат вермахта в период с августа 1942 года по февраль 1943 года».

«По всей России обелиски, как души, рвутся из земли...» — очень точно написала когда-то Римма Казакова.

Этот скромный и строгий памятник — единственный, установленный в непосредственной близости от самого страшного места нашего города. Сейчас, глядя на красивые, благоустроенные улицы, трудно представить, что когда-то это была северо-восточная окраина Краснодара, где простирались поля, сады и виноградники совхоза № 1. Именно здесь 75 лет назад, весной 1943 года, Чрезвычайная комиссия по расследованию злодеяний немецко-фашистских захватчиков обнаружила несколько массовых захоронений горожан, убитых палачами: женщин, стариков, даже грудных детей. Самым большим оказался «противотанковый ров, длиной 116 м, шириной 7 м и глубиной 3 м», в котором были найдены тела 7000 жертв.

Эти рвы и доты (долговременные огневые точки) сооружали сами краснодарцы ещё летом 1942-го, готовясь к защите города. Кто же мог предположить, что оккупанты превратят оборонительные сооружения в гигантские могилы...

Первые автоматные очереди прозвучали здесь 21 августа 1942 года. Потом жители совхоза слышали их уже почти ежедневно, видели, как направлялись в сторону рвов зловещие машины-«душегубки». Но самый первый массовый расстрел мирных жителей Краснодара фашистскими оккупантами был именно 21 августа.

Поэтому в этот день ежегодно юные журналисты-краеведы из объединения «Живое слово» приходят сюда, чтобы почтить память тысяч наших земляков, возложить цветы, зажечь Свечи Памяти. Замечательно, что всегда рядом с ребятами — их родители. 21 августа 2018 года с нами были мамы Насти Емелиной, Ани Наумченко, Ульяны и Оли Кремененко, Полины Зражевской. Самым юным участником акции «Мы помним» оказался двухлетний Егор Наумченко, пришедший вместе с мамой, старшими сёстрами и братом.

Минута молчания длилась гораздо дольше обычного времени. Негромко звучал моцартовский «Реквием». А в памяти всплывали хорошо знакомые строки другого «Реквиема» — поэтического:

Вспомним всех поимённо,
горем вспомним своим...
Это нужно — не мёртвым!
Это надо — живым!

Вспомнить ПОИМЁННО, как призывал поэт, ВСЕХ краснодарцев, чьей братской могилой стали противотанковые рвы на бывшей северо-восточной окраине города, вряд ли когда-нибудь удастся. Но имена некоторых из них сохранились — и в документах, и в памяти людской. Среди них — имя Виктории Ивановны Сокольницкой.

Эта невысокая, хрупкая женщина не была ни подпольщицей, ни партизанкой. Блестящая пианистка, она работала преподавателем музыкального техникума, как и её супруг, скрипач Наум Вилик. Более 30 лет они учили музыке краснодарских юношей и девушек, а ещё — много концертировали, даря горожанам своё искусство. Они всегда были вместе — на сцене и в жизни. Вместе и погибли 21 августа 1942 года.

Большинство жертв того, первого, расстрела составляли евреи: во всех оккупированных городах фашисты начинали свои зверства с уничтожения еврейского населения. Русская по национальности, Виктория Ивановна добровольно разделила участь своего супруга-еврея, разлучиться с которым не могла и не хотела даже под угрозой смерти. «Есть высокое право: пожелать и посметь!» — эта строчка из «Реквиема» Р. Рождественского относится и к Виктории Сокольницкой.

Подобных случаев за всю войну было немного, и это тоже вклад в борьбу с фашизмом: высокий нравственный подвиг Любви и Верности, противопоставленный бесчеловечной, изуверской жестокости гитлеровских палачей.

...Сильный ветер одну за другой задувал наши свечи. Но две упрямо продолжали гореть. Два живых огонька трепетали, то склоняясь к холодному мрамору постамента, то вновь устремляясь вверх. Казалось: ещё секунда, и всё — огонь погаснет... Он не гас. Две свечи отчаянно сражались с порывами ветра, не давали ему задуть пламя, снова и снова выпрямляясь. Мы молча стояли рядом, не в силах отвести от них взгляд.

Потом осталась одна свеча. И эта крохотная, бьющаяся на ветру живая искорка большого Вечного Огня тянулась вверх, словно просила: «Не забывайте! Помните! Маленькую свечку можно задуть... Свет Памяти — неугасим!»

А когда мы подняли глаза к солнечному, без единого облачка, мирному августовскому небу, вдруг увидели пару белых голубей. Они покружили над обелиском и унеслись в синий бескрайний простор.

Ясное летнее утро. Бывшая северо-восточная окраина Краснодара, а ныне — густонаселённый микрорайон.

Улица Солнечная залита солнцем. Улица Московская — в тени раскидистых деревьев.

Современные многоэтажки, масса автомобилей, трамваи, делающие разворот вокруг ухоженного скверика. Люди, спешащие по своим делам...

75 лет назад наш город и край были освобождены от фашистских захватчиков.

Скромный обелиск у здания АО «Селена». Огромные буквы на кирпичной кладке: «ВЕЧНАЯ ПАМЯТЬ ЖЕРТВАМ ФАШИЗМА»...

Люди!
Покуда сердца стучатся,— помните!
Какою
ценой
завоёвано счастье,—
пожалуйста, помните!

Р. Рождественский

Мы помним.

 

Наталья Яковлевна Паскевич,
педагог дополнительного образования, 
заместитель директора